70 лет назад в Витебском районе произошло соединение партизан и 825-го батальона «Идель-Урал»

Память Страницы истории

70 лет назад в Витебском районе, вблизи г. п. Руба, произошло событие, которое по политическому подтексту вышло далеко за рамки боев местного значения. В ночь с 22 на 23 февраля, в День Красной Армии, на сторону партизан, окруженных фашистскими войсками, перешел 825-й батальон « Идель(Волга)-Урал». Он был сформирован гитлеровцами из советских военнопленных, преимущественно из пленных волжских татар и башкир.

Немцы призывали пленных татар и башкир к борьбе против Советского Союза, обещая взамен создание национального государства.

Формирование легиона «Идель-Урал» началось осенью 1942 года на территории оккупированной Польши. В легионе была создана подпольная антифашистская организация, в нее входил и знаменитый татарский поэт Муса Джалиль. Легионеры рассуждали примерно так: пока немцы хорошо кормят, одевают, надо набраться сил, окрепнуть. А там пусть только дадут в руки оружие — и его в любой момент можно будет повернуть против самих немцев. Лучше умереть, как солдаты, с оружием в руках и с пользой для родины, чем погибнуть бессмысленной смертью от голода. Все легионеры прошли до этого через ад гитлеровских лагерей для военнопленных, и их трудно было обмануть лживыми обещаниями и видимостью хорошего обращения.
Зимой 1943 на исходе Сталинградского сражения  немецкое командование сосредоточило в районе Витебска большое количество солдат и офицеров, чтобы по плану операции «Шаровая молния» ликвидировать партизанские отряды. Сюда германское командование решило бросить 825-й батальон легиона, чтобы уничтожить партизан руками бывших советских военнопленных. В феврале 1943 года батальон эшелоном доставили в Витебск. Его численность была чуть больше 900 человек, среди них около 70 немецких офицеров, занимавших руководящие должности в батальоне.

О событиях, происшедших в ночь с 22 на 23 февраля 1943 г., рассказывала бывшая ученица Бабиничской школы, партизанка-разведчица, связная партизанского отряда Сысоева Нина Буйниченко, которая непосредственно помогла татарам-подпольщикам связаться с партизанами.

19-го февраля 1943 года 825-й татарский батальон походным маршем отправился в деревни Сеньково, Суворы, Гралево. А неподалёку от них на другом берегу Западной Двины действовали партизаны первой Витебской бригады под командованием М.Ф. Бирюлина. Немцы пришли! Но это были странные немцы. Они никого не трогали, не убивали, не жгли, не расстреливали. Почти все хорошо говорили по-русски. В ту же ночь было установлено, что на помощь к немецким карателям прибыл 825-й татарский батальон. Эти сведения были переданы партизанам. Только еще никто не знал, что настроение солдат батальона, принудительно завербованных, было таким, чтобы перейти на сторону партизан. Для этого было необходимо наладить с ними связь. В первое же утро после размещения в деревне Сеньково татары-подпольщики, встретив первого «хлопчика» (им оказался Толя Прохоренко), попросили показать «дивчину», которая «не дружит» с немцами. Так они оказались в хате Нины Буйниченко, которая стояла на краю деревни.  В избу вошли люди в немецкой форме. Но вместо немецкой речи вошедшие стали вежливо разговаривать на русском языке. Это были Жуков, Рахимов, Мутала и ещё один солдат.

Постепенно завязалась мирная беседа. Жуков рассказал, что они попали в плен к немцам и перенесли все ужасы фашистских лагерей, что в этом легионе действует подпольная организация во главе с каким-то татарским поэтом, который находится в немецком плену. Большинство бойцов 825 батальона хотят как можно быстрее перейти на сторону партизан.

Нина сомневалась: рассказать им о своей связи с партизанами или нет. Она рисковала, ведь на карту ставилась не только ее жизнь, но и жизни ее родных и близких. А с другой стороны от ее решения зависели судьбы девятиста бывших военнопленных… Нина молча и внимательно посмотрела в глаза пришельцам, а потом решительно сказала: « Я вам помогу». Буйниченко предложила Жукову направить в лес парламентеров для переговоров с партизанами. Проводником стал житель деревни Сеньково Степан Михальченко. Пропуском в партизанскую зону послужила красная косынка Нины и написанная ею сопроводительная записка. Парламентеров в условленном месте встретили партизаны.

На совещании в штабе бригады долго взвешивали различные варианты перехода, предполагая, что возможна провокация. Согласились, при соблюдении некоторых условий.

Сигналом к началу операции должны были стать взрыв штаба батальона и пуск трех сигнальных ракет.
Когда до начала выступления оставалось несколько часов, немцы внезапно арестовали главных руководителей восстания: Жукова, Рахимова и ещё нескольких человек и отправили в Витебск. Позднее удалось выяснить, что всех их после жестоких пыток расстреляли.

Арест главных подпольщиков несколько задержал начало выступления, но не смог предотвратить его.  По условному сигналу восставшие забросали гранатами немецкий штаб и шесть домов, в которых остановились на постой немцы. После их разгрома, первая группа батальона (более 500 человек),  самая большая, встретилась с партизанами на берегу Западной Двины в районе Малой Рубы. Что тут началось! Объятия, слезы, радостные восклицания… Легионеры бросали винтовки в стоявшие у берега сани, срывали с себя ненавистные фашистские погоны и затаптывали их в снег. Сам собою возник стихийный митинг. Партизаны приветствовали дорогих татарских собратьев на белорусской земле, которая не покорилась фашистам и никогда не покорится.

Переход 825-го батальона оказал заметное влияние на ход событий в лесах Витебщины. Широко задуманная февральская кампания «по полному уничтожению витебских партизан» закончилась провалом.

Двина, Двина!
О, если б только вспять
Твоё теченье гордое погнать.
Ты принесла б на Родину мою
Меня и песнь свободную мою.

Это строки из стихотворения «К Двине» написаны  Мусой Джалилем в фашистском плену. Поэт, безусловно, радовался за бывших узников концлагерей и всей душой жалел, что был не с ними на берегах величавой Двины. Ему не довелось побывать в Придвинье, однако спустя много лет сюда пришли его мужественные, пламенные стихи. Поэту не удалось вырваться на волю, он был расстрелян в 1944 году фашистами.
В деревне Бабиничи на территории школы в берёзовой аллее стоит скромный обелиск с надписью: «Здесь в годы войны летом 1943 года погиб партизан при выполнении боевого задания». Он погиб в бою при нападении партизан на немецкую комендатуру, которая располагалась в здании довоенной школы. К сожалению, имя и фамилию его установить не удалось, но, по рассказам местных жителей, это был партизан из бывшего 825-го татарского батальона.

В. ВАСИЛЬЕВ, учитель  Бабиничской СШ. 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.