Иван Шарай: пыльные дороги Афганистана остались в памяти навсегда

Актуально

Ставшие крылатыми слова «Никто не забыт, ничто не забыто!» являются для воина-интернационалиста Ивана Алексеевича Шарая  незыблемым нравственным законом. Глядя в свою собственную реку памяти, в волнах ее он видит чаще всего не личные подвиги. Перед глазами — десятки и сотни друзей-однополчан, тех, кто вместе с ним плечом к плечу шел вдоль горного хребта, тех, кто вернулся домой «грузом 200»…

В начале декабря 1979-го года 103-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию, в который служил старший прапорщик Шарай, первой подняли по тревоге. Спустя несколько дней витебский десантник ступил на землю Афганистана. Вспоминает, как опрометчиво думали советские воины о том, что в Демократической Республике солнечный зной. В действительности, их встретили декабрьские морозы.

Те два года и десять месяцев, что довелось Ивану Алексеевичу  исполнять интернациональный долг в Афганистане, достойны целой книги. Старшина батареи Шарай отвечал за продовольственное довольствие личного состава батареи, бесперебойное поступление боеприпасов. Не единожды десантнику приходилось прочесывать горные перевалы, населенные пункты. Эти задания были сопряжены с риском для жизни, но даже понимая это, офсн вместе со своими ребятами свято исполнял воинский долг. Как сейчас помнит, довелось идти автоколонной по горному карнизу. В машине 50 ящиков с минами, внизу — обрыв. И не дай Бог дрогнуть…
—С чем так и не смог смириться по прошествии времени, это с тем, как уходили друзья–однополчане, молодые парни, которые и жизни-то толком не видели. Как встречали сыновей, мужей, прибывших «грузом 200», убитые горем матери и жены, — откровенничает Иван Алексеевич. — Они не обсуждали приказов командиров. Отчаянно шли в бой, надеясь, что пуля смелых боится…

Чего только не было на пыльных дорогах Афганистана. Помнит, как отмечали в Кабуле первый Новый год.  Тогда со спиртным туго было, вот и решили откупорить тройной одеколон. «Гадость несусветная», — при упоминании о нем передергивает Шарая. Потом, как говорится, освоившись на местности, было проще. Пятидесятый день рождения витебский десантник встречал уже с наполненной стопкой контрабандной водки. Были и песни под гитару, и армейский юмор, который жив до сих пор, говорит Иван Алексеевич. Недавно вот услышал одну песню, и воспоминания нахлынули сами собой…

По возвращении из Афганистана старший прапорщик еще какое-то время служил в дивизии. После выхода на заслуженный отдых также не сидел без работы. Трудился в коллективе районных связистов. Все эти и последующие годы он не терял связи с боевыми товарищами. Иван Алексеевич и сегодня не пропускает встреч с воинами-интернационалистами. С одной стороны, радостно от того, что многие нашли свое, достойное место в мирной жизни, с другой, грызут и сердце, и душу тоска и боль за тех, кто так и не смог вновь научиться жить мирными реалиями.  «Афганец» ведет активную общественную жизнь. Встречается  с молодым поколением в рамках многочисленных военно-патриотических мероприятий. Председатель районной ОО «Белорусский союз ветеранов войны в Афганистане» Владимир Мотин обращается к Ивану Алексеевичу не иначе как самый парадный. Все потому, что на встречи он всегда приходит в кителе, который украшают орден  Красной Звезды, медали «За безупречную службу» трех степеней и другие награды. В прошлом году, аккурат к 80-летию, Шарай был отмечен медалями «За заслуги» и «Ветеран воздушно-десантных войск».

—Жаль, конечно, что эту радость со мной не смогла разделить супруга. Ее не стало три года назад. Ведь именно надежный тыл в лице жены и двоих сыновей Михаила и Сергея мне придавал сил на той войне. Я знал в «горячей точке», что меня любят и ждут дома, — говорит Иван Алексеевич.

Татьяна Диканова.
Фото автора.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.